Березический храм
Он бело-розовый, как сладость для детей,
осеннего зефира друг высокий.
Близ кладбища, наследия смертей,
он в небо устремлён, высокоокий.


Он помнит гул небес, железных жал укус,
но зарастают раны грешной битвы.
У алтаря вновь расцветает куст
сирени, в тихом отзвуке молитвы.


И может показаться грубоват
тяжелый четверик, и купола малы…
Но чем-то он с избою видом схож,
вознесшейся на гору, чтобы ложь,
ударившись о грозные валы,
замедлила свой яростный накат.


С.Тесмин
Березический храм
Он бело-розовый, как сладость для детей,
осеннего зефира друг высокий.
Близ кладбища, наследия смертей,
он в небо устремлён, высокоокий.


Он помнит гул небес, железных жал укус,
но зарастают раны грешной битвы.
У алтаря вновь расцветает куст
сирени, в тихом отзвуке молитвы.


И может показаться грубоват
тяжелый четверик, и купола малы…
Но чем-то он с избою видом схож,
вознесшейся на гору, чтобы ложь,
ударившись о грозные валы,
замедлила свой яростный накат.


С.Тесмин